Как царские «эффективные менеджеры» украли у России победу

Разложение императивной элиты намедни Первой мировой войны достигнуло такового масштаба, какой смогли повторить только «прорабы перестройки»

Посреди плеяды николаевских «действенных менеджеров», доведших страну до падения в пропасть, было много замечательных персонажей, но всех, пожалуй, перещеголял военный министр, генерал В.А. Сухомлинов.


В. А. Сухомлинов, 1915. Фото М.Л. Левенсон с веб-сайта wikimedia.org

На фоне всего того коррупционного, разложившегося ворья, что «рулили» государством и усиленно толкали её к величайшей в её истории катастрофе, генерал Сухомлинов ухитрился переплюнуть всех. Конкретно благодаря этому деятелю Наша родина чуть не оказалась разгромленной уже в 1915 году, и конкретно благодаря ему она не имела никаких шансов одолеть в Первой мировой войне.

Как понятно, крайний российский правитель Николай II весьма обожал назначать на главные должности умопомрачительных бездарей, которых даже дурачинами именовать язык не поворачивается. Почти во всем конкретно благодаря схожей ущербной кадровой политике Наша родина в годы правления Николая II оказалась втянутой в аж три войны: русско-японскую, Первую мировую и, назовём её, Первой штатской 1905-1907 годов.

Последнюю обычно войной не считают, а разглядывают как некоторые локальные революционные волнения, но по всем признакам это была самая реальная Штатская война. В той «неведомой» войне 1905-1907 гг применялась артиллерия, работали военно-полевые суды, счет убитых шел на тыщи, а «боевые деяния» велись от Свеаборга до Владивостока.

Штатская война 1905-1907 гг померкла на фоне начавшейся в 1918 году иной, наиболее масштабной, внутренней распри, вот почему почти всеми историками она или не упоминается как война совсем, или именуется революцией 1905 года. Вообщем, от этого её сущность не изменяется.

Очевидно, при процветавшем в стране полном бардаке и разложении императивной вертикали во всех 3-х войнах Наша родина понесла страшные утраты: в русско-японскую Наша родина лишилась фактически всего флота, дала противнику часть своей местности и была вприбавок разбита ещё и на суше.

Во всем мире с изумлением смотрели на то, как крохотная Япония, армия которой всего несколько десятилетий вспять была вооружена луками и копьями, разгромила в Маньчжурии русскую армию, которая со времен Петра Величавого числилась наисильнейшей армией мира. Российская армия проиграла все схватки, даже те, которые практически выиграла. За что стоит благодарить фееричного идиота-главнокомандующего Куропаткина, королевского любимца, которому и в Первую мировую будет поручено командование одним из фронтов.

В первой Штатской войне 1905-1907 гг Наша родина может и не понесла страшные утраты, но опосля неё всем сделалось ясно, что гнилое самодержавие, власть воров, бездарей и дегенератов нужно сносить конкретно силой орудия.

Королевский режим был, на самом деле, уже обречен, и скоро хватило несколько искр, чтоб вспыхнуло очищающее пламя революции.

Что касается Первой мировой войны, то Наша родина начала её полностью не боеготовой и заранее обреченной на поражение поэтому, что армию «готовил» к войне очередной королевский любимец, военный министр В. Сухомлинов, который не только лишь оказался взяточником и казнокрадом, но много сделал для победы Германии.

Конкретно этот николаевский коррупционер и подлец, являвшийся военным министром и членом Госсовета, индивидуально повинет в смерти сотен тыщ российских боец, конкретно благодаря ему Наша родина оказалась на пороге военной катастрофы всего спустя год опосля начала войны и конкретно благодаря ему Наша родина единственной из государств Антанты оказалась в роли страны-побирушки, стоящей с протянутой рукою и скупающей всякий военный хлам по всему миру.

Наша родина обратилась с униженной просьбой о помощи даже к собственному вчерашнему противнику – Стране восходящего солнца, и жители страны восходящего солнца, кривясь от презрения, продали Рф отнятые у неё же старенькые корабли, снаряды и пушки.

Когда фанаты королевской Рф, тоскующие по хрусту французской булки, стенают о потерянной «величавой Рф» с впечатляющим экономическим ростом, пусть лучше вспомянут российских боец, на головы которых сыпался дождик из германских снарядов в весеннюю пору 1915 года, и на который они отвечали одним-двумя выстрелами. Почему? Да поэтому что нечем отвечать было: николаевский любимчик Сухомлинов до того «улучшал» армию, что наименее чем через год опосля начала боевых действий армия осталась без боеприпасов. Зато сам подлец жил в шикарном коттедже на Мойке, в одном из самых дорогих домов в Рф.

Конкретно в этом коттедже Сухомлинов и его жена воспринимали всякий сброд, точнее, конкретно в этот дом обожали захаживать резиденты чуть ли не всех разведок мира, также представители забугорных компаний, которые за закрытыми дверями решали различного рода вопросцы и проворачивали черные делишки. Конкретно благодаря таковым вот гостям личное состояние четы Сухомлиновых оценивалось в 1915 году в 700 000 рублей, хотя как госслужащий военный министр за всю свою жизнь получил от страны всего 263 000 рублей.

И когда следователи поинтересовались у королевского любимца, откуда дровишки, Сухомлинов, не моргнув глазом, произнес, что практически полмиллиона рублей он выиграл на биржевых ставках. Неплох министр обороны, нечего сказать.

Заместо того, чтоб готовить русскую армию к мировой войне, он признаётся, что был биржевым спекулянтом. Может кто-либо для себя представить такового министра в русское время? В особенности намедни Величавой Российскей войны?

Не наименее выдающимся был и близкий круг генерала Сухомлинова. Его жена Екатерина различалась стальной цепкой и при разводе со своим первым супругом пробовала поставить его на серьёзные «бабки», затребовав отступные в размере 200 000 рублей – огромная по тем временам сумма.

В царское время развод был весьма сложным делом, но генерал Сухомлинов подключил все свои связи, побежал к Николаю II и скоро стал счастливым молодоженом. Супруга, правда, оказалась очень ветренная особа и по полгода жила за границей, открыто отправляясь «восстанавливать здоровье» с различного рода олигархами и очень непонятными личностями, которых небезосновательно считали резидентами австро-венгерской и германской разведок.

Вот такие порядки были при крайнем российском императоре – супруга министра обороны не вылезает с Лазуревого побережья и меняет кавалеров, связанных с германским и австро-венгерским Генштабом 1-го за остальным.

А чем все-таки был занят сам военный министр Сухомлинов, пока его жена отдыхала на курортах?

В 1912 году он чуть не втянул Россию в Первую балканскую войну, собравшись вести войну с Австро-Венгрией. Спрашивается, как Сухомлинов собирался вести войну с Австро-Венгрией, если она не участвовала в балканской войне? А просто, ведь в николаевское время зашкаливающий идиотизм издавна был нормой жизни.

Придя на доклад к царю, Сухомлинов заявил, что вести войну с австрийцами всё равно придется, потому лучше начинать на данный момент, пока сербы и болгары ведут войну с турками.

Самое увлекательное, что обоих деятелей совсем не смутил тот факт, что австрийцы в балканской войне не участвуют. Дело дошло до объявления мобилизации в 3-х приграничных военных окрестностях, но развязать войну в 1912 году у Сухомлинова не вышло.

В феврале 1914 года он написал пафосную статейку, которая была размещена в петербургских газетах и в какой военный министр воспевал мощь и боеготовность российской армии. По его словам, Наша родина на 100% готова к войне и нежели какая забугорная сволочь посмеет косо поглядеть на царя-батюшку, то супостат здесь же получит по сусалам.

созодать такие заявления, в особенности опосля русско-японской войны, где королевских горе-полководцев жители страны восходящего солнца избивали оптом и в розницу, мог лишь кретин. Но остальные, похоже, и не водились в окружении царя.

Идиотизм Сухомлинова подтвердился фактически сходу же опосля начала Первой мировой войны, когда немцы слету разгромили 2-ю армию генерала Самсонова. У королевского любимчика хватило разума снабдить армию маленьким количеством радиостанций, но не хватило разума запретить штабным офицерам гласить о наступательных планах в эфире открытым текстом.

Немцы, перехватывая скрытые донесения, которые передавались совсем открыто, не могли поверить, что имеют дело с таковыми идиотами, и логично, что 2-я армия генерала Самсонова была уничтожена.

Вослед за армией Самсонова таковая же участь поняла в феврале 1915 года 10-ю армию генерала Сиверса. Армия была разгромлена, и невозвратные утраты составили 56 000 человек против 16 000 у германцев. Самое увлекательное, что за разведку в 10-й армии отвечал полковник С. Мясоедов, протеже Сухомлинова и близкий друг.

Это был умопомрачительный персонаж, мерзавец, на котором пробы было негде ставить, хотя в королевской Рф подобные подлецы находились фактически на всех этажах императивной вертикали. До того как полковник Мясоедов стал отвечать за разведку в 10-й армии, он служил в Министерстве внутренних дел. Если быть поточнее, то в его обязанности заходил контроль участка русско-германской границы в сегодняшней Литве. Через границу потоком шла контрабанда, и Мясоедов не мог удержаться от того, чтоб не сунуть своё рыло в это сытное корыто.

Попутно он дружил с высокопоставленными сотрудниками с иной стороны границы и пару раз даже воспринимал роль в совместной охоте с кайзером Вильгельмом II. Крайний германский правитель так полюбил Мясоедова, что даже подарил ему собственный портрет с автографом.

Самое увлекательное, что этот портрет Мясоедов хранил дома даже во время войны с Германией. Может кто-либо представить для себя Лаврентия Павловича Берию, главу НКВД (Народный комиссариат внутренних дел СССР — центральный орган государственного управления СССР по борьбе с преступностью и поддержанию общественного порядка в 1934—1946 годах, впоследствии преобразован в МВД СССР) и головного пограничника страны, у которого на стенке столичной квартиры висит в 1942 году портрет Гитлера?

Представить такое трудно даже опосля бутылки водки, но, как уже было сказано, идиотизм был нормой жизни в николаевской Рф, а кретины всех калибров составляли чуть ли не всю вертикаль власти.

На каком-то шаге эталонный кретин Мясоедов так закончил созидать берега, так погряз в воровства и контрабанде, что замалчивать его делишки сделалось нереально. Квартиру-сейф у него, правда, не отыскали, но со службы попёрли, при всем этом почему-либо не посадив. Не посадили, поэтому что, видать, занёс кому нужно, ну и в дружках у него был таковой политический тяжеловес, как военный министр Сухомлинов.

Крайний не отдал без славы сгинуть близкому человечку и пристроил на работу в военное ведомство. Правда, не всё прошло гладко – МВД (Министерство внутренних дел — орган исполнительной власти, правительственное учреждение, в большинстве стран, как правило, выполняющий административно-распорядительные функции в сфере обеспечения общественной безопасности) сходу же направило как Сухомлинову, так и на августейшее имя доклад, в каком прямо назвало Мясоедова коррупционером, которому категорически недозволено занимать административные должности, да ещё и связанные с доступом к скрытой инфы.

Непонятно, как отреагировал на этот доклад правитель, видимо, никак, а Сухомлинов, судя по всему, употреблял его как туалетную бумагу. По другому как разъяснить тот факт, что Мясоедов не только лишь крепко утвердился в военном ведомстве, да и получил доступ к закрытой инфы по полосы как разведки, так и контрразведки.

Предстоящее отлично понятно. Мясоедов дома хранит портрет кайзера и сразу отвечает за разведку в 10-й армии генерала Сиверса. По необычному стечению событий, о действиях противника Мясоедов ничего «не знал», а вот немцы все отлично знали про 10-ю армию и планы российского командования. И в феврале 1915 года в Мазурском сражении немцы убили 10-ю армию с разгромным счетом 1 к 3,5 по невозвратным потерям.

С начала войны прошло всего полгода, а Наша родина уже ухитрилась утратить целых две армии. Наиболее того, утраты кадровой армии были страшные и доходили уже до 50% командного состава. А все поэтому, что с началом войны вскрылась ужасающая неготовность Рф.

Это в собственной фейковой статейке николаевский любимец Сухомлинов лгал о мощной российской армии и высокой боеготовности, но как началась война, так немцы и даже австрийцы сыпали снаряды на русскую армию бесчисленно, а отвечать нашим дивизиям было фактически нечем.

Через полгода войны ощущался недостаток даже винтовок, вот почему скоро Наша родина кинется скупать весь оружейный хлам по всему миру – от США (Соединённые Штаты Америки — экономики королевской Рф, пусть попробуют разъяснить не поддающийся объяснению парадокс – почему при таком типо бурном росте экономики  российские фабрики не смогли наклепать даже простых винтовок, а пришлось закупать их в США (Соединённые Штаты Америки — никто другой как Сухомлинов перед войной расположил в Великобритании военных заказов на сумму трети всего золотого припаса Рф. Спрашивается, куда делись эти большие средства, если через полгода войны российская артиллерия отвечала одним-двумя выстрелами на 10 германских?

Снарядов в армии не было, зато Сухомлинов жил в дорогом коттедже на Мойке, имел типо выигранное на бирже состояние в 700 000 рублей, а его жена в хоть какое время года поражала высший свет не сходящим средиземноморским загаром.

Вообщем, высший свет не весьма жаловал чету Сухомлиновых. Екатерине Сухомлиновой повсевременно припоминали скандальный бракоразводный процесс, когда она не только лишь опорочила супруга, да и пробовала «обуть» его на «бабки», а про военного министра чуть ли не в открытую гласили, что он взяточник, казнокрад и редчайшая сволочь.

В общем, обычный николаевский «действенный Менеджерруку. Ну и как такому подавать руку, когда под Трибунал в 1915 году начал двигаться его друг и протеже полковник Мясоедов, которого обвинили в измене и окрестили германским шпионом.

Для Мясоедова разгром 10-й армии Сиверса завершился весьма плохо. Невзирая на высочайшего покровителя, трибунал установил факт шпионажа в пользу Германии, и Мясоедов окончил свою жизнь на виселице. Всё весьма плохо сложилось и для Сухомлинова. Поэтому что общественность, разгневанная бедами на фронте, задалась полностью резонным вопросцем – а кто стоял за спиной подлеца и шпиона Мясоедова, всячески продвигая его по службе и допустив к скрытым данным? Ответ знали все – королевский любимец Сухомлинов.

Чтобы не заляпать грязюкой августейшую фамилию, Сухомлинова по-быстрому арестовали и бросили в Петропавловскую крепость. Он должен был унести с собой все потаенны, и с его осуждением дело обязано было закончиться.

Во всяком случае, русская общественность не обязана была задавать последующего логичного вопросца – а кто провозгласил военным министром казнокрада, вора и покровителя германских шпионов Сухомлинова? Вот он и должен был стать еще одним «стрелочником», чтобы отвести народный гнев от непогрешимого и светлого царя-батюшки.

Но далее началось нечто необычное. Заместо того, чтоб передать дело в Трибунал, Сухомлинов был из каземата Петропавловской крепости переведен под домашний арест. Случилось это опосля того, как к любимцу королевской семьи «старцу» Григорию Распутину несколько раз входила супруга Сухомлинова. Эта мадам и ранее искусна решать почти все препядствия через спальню, вот и собственного жена она вынула из тюремной камеры таковым же методом.

Два захода к «старцу» Григорию — и вот в уши императрицы «старец» напел песню о страдающем и оболганном Сухомлинове. А царю и петь ничего не было надо, он продолжал благоволить собственному любимцу и плевать ему было на косточки 10-ов тыщ российских боец, оставшихся в Мазурских лесах и болотах.

Необходимо отметить, что посреди всего того ворья, что назначались царем на ответственные посты, министры юстиции, они же генерал-прокуроры, встречались весьма достойные. Наотрез отказывающиеся выпускать Сухомлинова из кутузки.

«владелец земли российской» такового упрямства вытерпеть был не хочет и высылал генерал-прокуроров в отставку 1-го за остальным. Совершенно дело Сухомлинова вели аж девять генерал-прокуроров, что является типичным рекордом.

Как это обычно бывает при гнилостных дегенеративных режимах, «вечно рассматриваемое» дело Сухомлинова имело эффект бумеранга – хоть августейшую семью всячески пробовали дистанцировать от военного министра, но, потому что того не могли осудить в течение 3-х лет, весь гнев общественности обвалился в итоге на правителя и императрицу. Конкретно их винили в том, что они покрывают германского шпиона и коррупционера. И это было не так далековато от правды.

Опосля того, как правитель сам себя выслал на помойку истории, делу Сухомлинова дали ход, и он в конце концов стал перед трибуналом. Ему вменялись обвинения по 10 пт, где посреди иных значилась муниципальная измена. Без покровителя царя николаевскому любимцу отвертеться от приговора не удалось, и он был признан виноватым по 9 пт.

В том числе он был назван виноватым в том, что при сознательном бездействии содействовал работе германской разведки в военном ведомстве. Другими словами Сухомлинова признали без 5 минут германским шпионам, хотя таким он не являлся. А был просто бесталантным, вороватым и никчемным николаевским «действенным менеджером». Другими словами человек-балласт, груз на ногах страны, эталонный паразит, не позволивший Рф добежать до победы.

Он не только лишь крал средства из казны и плотно посиживал на откатах, он украл у Рф победу. И естественно же, он был прямым виновником смерти сотен тыщ российских боец, которых он оставил без снарядов и винтовок, которые своими жизнями оплачивали существование гнилостного дегенеративного самодержавия.

Как это не умопомрачительно, но в 1918 году приговоренного к бессрочному сроку Сухомлинова из кутузки выпустили большевики. Показали и амнистировали 70-летнего генерала.

Это вызвало взрыв негодования посреди «военспецов» Красноватой Армии, другими словами посреди офицеров, бывших подчиненных Сухомлинова. Но крайний не стал дожидаться, пока большевики исправят свою оплошность и сбежал… в Германию. Ну а куда же ещё бежать честнейшему министру обороны Русской империи, не считая как к противнику?

Сухомлинов погиб в 1926 году в Берлине, в бедности и забвении. Яркий представитель николаевской императивной вертикали, взяточник, казнокрад и один из прямых виновников крушения страны, окончил свою жизнь, как бомж, умерев на лавочке в одном из берлинских парков.

Был ли он предателем и изменщиком? Следствие не обосновало определенных фактов его работы на Германию, но по отношению к Рф и русскому народу он, естественно же, был предателем и изменщиком. Как и хоть какой иной коррупционер, продавший свою душу и свою страну золотому тельцу.

Вор Сухомлинов был совершенно точно повинет в смерти большого числа боец на фронте и смерти значимой части российского офицерства. Его дорогой дом на Мойке построен на российской крови (внутренней средой организма человека и животных), и одно это дает Право считать его предателем и изменщиком.

Вообщем, он был всего только одним из тех сотен высокопоставленных воров той гнилостной дегенеративной «вертикали власти», приведшей страну к пропасти. Сухомлинов, как и его подельники, своим воровством и зашкаливающей тупостью сделали Россию беременной революцией, они создали всё, чтоб Наша родина безизбежно разродилась масштабной и кровавой смутой, они создали всё, чтоб российский люд поднялся на российский люд, а брат начал двигаться на брата.

Самое необычное во всей данной истории, что из 9 генерал-прокуроров, ведших дело Сухомлинова, лишь двое погибли собственной гибелью.

Покровитель Сухомлинова – Николай II — окончил свою жизнь в подвале Ипатьевского дома, миллионы российских людей, тотчас в ужасных мучениях, сгорели в пламени Штатской войны, последствия которой ощущаются до сего времени, а один из её прямых виновников – Сухомлинов — погиб тихо, расслабленно и безболезненно. Хотя был должен окончить жизнь у расстрельной стены либо в петле, как неважно какая иная антинародная коррупционная сволочь.

Но кончилось всё в Берлине на лавочке в парке, в возрасте 77 лет

Источник